пн.–пт. 10:00–19:00
  • Нижний Новгород +7 (495) 4-60-31
    доставка курьером, оплата при получении
  • Москва +7 (495) 236-71-77
    доставка 1–2 дня, самовывоз в день заказа

Владимир Бойко - Трагедии Северного Подплава

Учитывая ведение противником конвойной системы, я не считаю правильным распылять лодки на большом пространстве. Наша цель - обнаружить конвой и уничтожить его посредством атаки группы подводных лодок.

В то время на подводных лодках были прямоходные торпеды, наводка которых осуществлялась изменением положения корабля. Возможны были два варианта одновременной стрельбы по двум целям. В одном из них стрельба велась по целям, которые в момент выпуска торпед находились на одном пеленге и как бы сливались в одну цель одна являлась продолжением другой. В этом случае стрельба производилась с расчетом, чтобы в "составную" цель попало не менее двух торпед. Согласно плану, к рассвету По данным противника холодным днем 1 октября г. По моему глубокому убеждению, капитан субмарины должен получать именно такую двойную подготовку — на надводных и подводных кораблях. Ему нельзя все время проводить только на подлодках. Точно так же адмирал, которому поручена защита конвоев от нападения субмарин и проведение противолодочных операций, должен иметь хотя бы небольшой опыт подводной службы. Только тогда, основываясь на личном опыте, он сможет полностью прочувствовать обе стороны вопроса, что даст ему возможность применять необходимые меры, минуя обычно довольно длительную стадию проб и ошибок. Черчилль, который всегда очень быстро схватывал все то, что касалось войны на море а это редко свойственно политикам и государственным деятелям , сумел в полной мере оценить последний тезис во время Второй мировой войны. В году он поручил адмиралу сэру Максу Хортону, самому опытному командиру-подводнику периода Первой мировой войны, а позже капитану линкора и адмиралу, командующему крейсерскими силами, задачу организации охраны атлантических конвоев, важность которых для Великобритании трудно было переоценить. И этот человек стал моим личным противником. Сюда же прибыл сам главнокомандующий — адмирал Редер. В моей каюте мы передали главнокомандующему наши доклады и предложения на будущее. К всеобщему удивлению, главнокомандующий сухо предложил нам обоим не заниматься пустой болтовней, поскольку нам предстояло покинуть свои посты. Лютьенс был назначен начальником отдела офицерского личного состава в штабе ВМФ. Перед ним была поставлена задача сформировать офицерский корпус для нового военно-морского флота Германии, который нам предстояло построить. Мне же было поручено заняться возрождением подводного флота. Полученные приказы явились для нас совершенно неожиданными.

  • Квартира на год рыбацкое
  • Что такое ловля рыбы на соску
  • Лодки питер пвх в спб бу
  • Рыбалка в приморском крае на форель
  • Изменения произошли благодаря заключению англо-германского морского соглашения. Должен сказать, что новое назначение меня отнюдь не обрадовало. Однако внедрение тактики "волчьих стай" — применение сразу многих лодок в координированных атаках на один караван — свели на нет все улучшения британских приемов проведения конвоев. В июле года американцы в конце концов внедрили систему конвоев, так что подлодки перекочевали южнее — к Карибскому морю, где могли нападать на танкеры, доставлявшие нефть из Маракайбо. Когда же США распространили сопровождение конвоев и на этот район, подлодки стали возвращаться к судоходным маршрутам в Северной Атлантике. С мая года в связи с техническим прогрессом в области противолодочной обороны инициатива окончательно перешла в руки британцев. К концу года командование Кригсмарине уже знало, что в среднем каждая подлодка могла совершить не более трех-четырех плаваний; многие уничтожались ударами союзной авиации в процессе пересечения Бискайского залива. В году тактика "волчьих стай" постепенно перестала быть основополагающей, со второй половины года подводные лодки в основном стали действовать в одиночку, как в начале войны. В октябре года была проведена всего лишь одна успешная атака на британский конвой HG-3 тремя подводными лодками: U потопила "Бауле", U - "Йоркшир" и U - "Клан Чисхольм", общий тоннаж потопленных судов составил более тонн. Вторая группа из четырех лодок вышла в плавание в ноябре, но операция оказалась безрезультатной - не было потоплено ни одного судна; немецкие подводные лодки также обошлись без потерь. В связи с небольшой численностью подводных лодок групповые атаки на конвои противника возобновились только летом года. В июне года немецкие подводники провели две групповые операции, одна из которых увенчалась успехом. В ней участвовало шесть лодок, в том числе и U под командованием Гюнтера Прина. Командир пл сказал, что будем выходить в атаку по головному транспорту. В это время доложили из первого отсека о готовности торпедных аппаратов к стрельбе. В отсеках подводной лодки стояла тишина, лишь изредка доносились доклады о выполнении приказаний. Весь экипаж представлял единый боевой организм, послушный воле командира.

    атака конвоя подводной лодкой

    Электрики точно выполняли приказания о даче необходимых ходов, трюмные и боцман точно удерживали, заданную глубину и плавучесть, гидроакустик четко докладывал направление на транспорты и корабли охранения. После очередного осмотра в перископ вдруг вблизи подводной лодки раздавалось несколько сильных взрывов. Черчилль решил пойти дальше. Уже давно в Барроуин— Фурнесс были построены малые подводные лодки типа Х. Они прошли много испытательных погружений в шотландских фьордах и были наконец переведены в секретную гавань HHZ гавань Лох-Кейрнбаун. Подлодки типа Х, мини-субмарины карликовые подводные лодки , имели все признаки нормальных подводных лодок, однако не имели вооружения: Собственно, это были минные заградители особого вида. Подлодка, похожая на осла, на которого навьючили два огромных контейнера, вместе они по размерам почти равнялись самой лодке. Она несла по бортам по два подрывных заряда, состоящего из 2 тонн аматола. Заряды плотно прилегали к корпусу подлодки, чтобы не ухудшать ее ходовые качества, и могли сбрасываться изнутри. Подрыв осуществлялся с помощью часового механизма. Оснащенные дизельными двигателями лодки могли развивать скорость от 6 до 7 узлов, над водой и в подводном положении, движущиеся за счет электромоторов — лишь 4 узла. Они были оснащены 2 перископами — для атаки и для наблюдения за воздушной обстановкой. Лодки имели длину 16 метров, диаметр 1,65 метра, водоизмещение 35 тонн и экипаж, включая командира, 4 человека. Лодка была оборудована шлюзом, через который обеспечивался выход наружу, он конструктивно состоял из 3 герметично закрывающихся люков. Два закрывались изнутри, один — снаружи. Он имел сообщение с внешним пространством, что позволяло рубить сети или освобождать гребной винт и руль подлодки, если они запутаются в минрепе или в сети. Обучение добровольцев было продолжительным и опасным процессом и уже стоило двух человеческих жизней. Необходимо было перестраивать лодки, так как первые опытные образцы не удовлетворяли предъявляемым требованиям. Каждая из малых подлодок должна была управляться 3 членами экипажа, включая командира. Крохотные лодки не могли самостоятельно совершить переход из Шотландии к норвежскому фьорду, где находился Tirpitz. Было решено отбуксировать их большими подводными лодками. Ночью они шли в надводном положении, днем — под водой. Между буксиром и буксируемой подлодкой была протянута линия связи. Каждая подлодка типа X должна была иметь два экипажа: Можно ли полностью или хотя бы частично командовать, оставаясь на берегу?

    Будет ли при этом необходимо создавать некие промежуточные командные пункты в море? Если да, то как правильно разграничить ответственность? Каким образом можно связаться с подводной лодкой, когда она находится на поверхности моря? Причем сделать это с берега? С другой подводной лодки? Какие для этого нужны средства связи? Какие длины волн - короткие, длинные - лучше всего использовать? Каков будет их диапазон - ночью, днем, при разных погодных условиях? Как организовать прием и передачу сигналов на подлодке?

    атака конвоя подводной лодкой

    Какие средства для приема и передачи сигналов следует установить на лодке, если с нее будет осуществляться командование? Также сложный вопрос - передача, прием и последующая передача световых сигналов. Кроме того, для передачи приказов и докладов следует разработать систему шифров и кодовых фраз. В целом проведенные нами эксперименты выявили изрядное количество технических вопросов и показали необходимость усовершенствования средств приема и передачи сигналов. Какие правила должны соблюдать подводные лодки, действующие совместно? Должны ли они при подходе к зоне действий следовать вместе? Если да, то как именно? Или же им следует разделиться? Если да, то каким образом? Какие построения и движения являются наилучшими для разведки? Для поддержки других разведывательных групп? Если широким, то в какую сторону им следует растягиваться: И какое должно быть расстояние между отдельными подлодками и группами лодок? Или, быть может, им следует разделиться по одной? Если да, то как - цепью, эшелоном или как-то еще? Сколько требуется подлодок, чтобы обеспечить постоянное поддержание контакта? Следует ли их предназначать специально для этой цели? Каким образом нужно освобождать их от выполнения этого задания? Когда может подлодка, осуществляющая связь, атаковать? Впервые тактика совместных действий подводных лодок была продемонстрирована на маневрах вооруженных сил Германии осенью года. Я находился на борту плавбазы в Киле, откуда по радио командовал действиями моих подводных лодок в Балтийском море. Перед ними стояла задача обнаружить формирование вражеских военных кораблей и конвой в открытом море в районе Западной и Восточной Пруссии.

    Волчья стая (тактика)

    Затем они должны были сконцентрироваться и атаковать. Операция по установлению контакта между флотилией субмарин и целью была выполнена вполне успешно.

    атака конвоя подводной лодкой

    Адмирал Бем, командующий флотом, очень заинтересовался нашими опытами и оказал мне всемерное содействие, предоставив нужное количество надводных кораблей. В июле года мы провели аналогичные учения на Балтике, на этот раз в присутствии главнокомандующего ВМФ гросс-адмирала Редера.

    U-Boote.ru

    Результаты показали, что в решении проблемы организации совместных действий подлодок мы двигались в правильном направлении и достигли немалых успехов, а многие тактические детали уже довольно хорошо отработаны, во всяком случае, насколько это возможно в мирное время. Правда, пока еще было неясно: До тех пор я рассматривал возможность руководства операцией с командного пункта в море и обдумывал создание специальной командной подлодки, оборудованной необходимыми средствами связи и условиями для работы штаба. Позже, уже во время войны, стало очевидно, что морскими операциями можно и нужно управлять только с береговой базы. Первые распоряжения и инструкции для действий группой появились еще в году, и с тех пор они постоянно изменялись и совершенствовались. В период с го по год я придерживался мнения, что сохранить новую тактику в секрете все равно не удастся. Она отрабатывалась на учениях ВМФ Германии, подробная информация о которых была известна тысячам людей. Это уж точно ни для кого не являлось секретом, поскольку такие атаки выполнялись подлодками еще во время Первой мировой войны. Поэтому я был крайне удивлен, обнаружив, что, когда началась война, англичане оказались совершенно не готовы к ночным атакам немецких подлодок, так же как и к групповой тактике. Капитан Роскилл позже писал: Пока численность подводного флота противника оставалась небольшой, немецкие подлодки действовали в одиночку, при этом каждый командир имел возможность показать, на что он способен. Но когда подлодок у адмирала Дёница стало больше, он смог атаковать наши корабли силами сразу нескольких субмарин. Он долго ждал возможности внести это важное изменение в тактику. Британский флот, конечно, проводил в период между войнами учения с ночными атаками субмарин, но упор, как правило, делался на атаки из подводного положения. Англичане создали и активно совершенствовали свои асдики - приборы, позволяющие обнаруживать предметы, в том числе и субмарины, под водой с помощью звуковой волны, и свято верили в их возможности. Благодаря обладанию этими противолодочными приборами, работавшими под водой, британский флот между войнами не придавал значения угрозе со стороны немецких подводных лодок и недооценил ее важность. Дело в том, что военная мысль англичан всегда была связана только с действиями надводных военных кораблей против аналогичного флота противника. Оборона также рассматривалась в основном как защита от надводных кораблей. Такой образ мыслей представляется мне достаточно важным и достойным упоминания, поскольку характерен не только для британского флота, но и для многих других. Он показывает, насколько тяжело офицеру, которого готовили к войне на поверхности моря, осознать и оценить важность других методов ведения военных действий, например подводной войны.

    Впрочем, с человеческой точки зрения это вполне понятно: По этой причине важность субмарин не была в должной степени оценена флотами многих стран, а если и была, то слишком поздно. Так случилось и с британским флотом во время Второй мировой войны. Положение не изменил даже тот факт, что именно немецким подводным лодкам Великобритания обязана одним из тяжелейших кризисов в своей истории, происшедшим в годы Первой мировой войны. Некоторые немецкие адмиралы и государственные деятели во время Второй мировой войны тоже недооценили возможности подводного флота, поэтому меры, принятые по его развитию, изрядно запоздали. О трагедии немецкого подводного флота в годы Второй мировой войны речь пойдет позже. Только у него имеются необходимые связи в правительстве, и только он получает от правительства самую полную информацию относительно политической ситуации. Поэтому он знает, с какими потенциальными противниками вероятнее всего придется столкнуться, и может сделать стратегически верные выводы. С этой точки зрения первичным вопросом является определение стратегических задач. Затем возникает следующий фундаментальный вопрос: Когда же ответы на эти вопросы четко сформулированы, средства, о которых идет речь, должны создаваться независимо от сложившихся традиционных взглядов или иных концепций, которые вполне могут существовать в военно-морском флоте данной страны или у власть имущих. Таким образом оно избавило немецкое военно-морское командование от необходимости решать упомянутые выше вопросы, во всяком случае, насколько это касалось Великобритании. В таких обстоятельствах последнюю уже можно было не включать в число потенциальных противников. Соглашение основывалось на том принципе, что немецкий военно-морской флот будет фактором политической стабильности в мирное время, а в военное время он должен быть способным противостоять флоту любой другой страны на континенте. Очевидно, что при таких предпосылках любое исследование стратегических задач, стоящих перед флотом, связано с множеством сомнений и неопределенностей. Разве можно, к примеру, допустить, что Германия способна развязать войну против какого-нибудь государства на континенте без вмешательства в этот процесс Великобритании? Что касается ответа на вопрос относительно средств для выполнения поставленных задач, здесь все заранее определено указанными в соглашении процентами по каждой категории кораблей.

    Правда, в пределах каждой категории мы могли сами решать, какие именно типы кораблей строить. Хотя решение о постройке кораблей должен принимать лично командующий, на практике он непременно прежде всего посоветуется со своими оперативными службами. Именно это и сделал главнокомандующий ВМФ Германии, когда речь зашла о подводных лодках. Дело в том, что после периода забвения, длившегося семнадцать лет, подводные лодки во многих отношениях стали закрытой книгой, кроме того, главнокомандующий хотел услышать мнение людей, которым предстояло на них служить, о проектировании и конструкции подлодок. Насколько лично я смог повлиять на его решение, станет ясно несколько позже. Исходя из опыта Первой мировой войны и основываясь на существующих в то время технических стандартах и стандартах вооружения, тактическое и оперативное значение подводных лодок в период между двумя войнами оценивалось следующим образом. Подводная лодка - это первоклассный торпедоносец, но ненадежная платформа для артиллерийского орудия. Низкий надводный борт и ограниченный обзор делают ее неудобной для использования артиллерийского орудия. Она пригодна для установки мин, поскольку легко может пробраться незамеченной в прибрежные воды противника, где располагаются самые напряженные судоходные пути. Выполнив свою работу, она может так же незаметно ускользнуть, а противник даже не заподозрит, что у его берегов появились мины. В сравнении с надводными кораблями подводная лодка обладает низкой скоростью хода, а значит, непригодна для совместных действий с ними, а из-за ограниченного обзора она непригодна и для разведывательных целей.

    атака конвоя подводной лодкой

    Сегодня все сказанное верно лишь частично. Развитие приборов обнаружения, а также рост использования авиации изменили требования, предъявляемые к субмарине. При решении вопроса о типах субмарин, которые нужно строить, следует принимать во внимание ряд соображений. Субмарины - это единственный класс кораблей, которые только в редчайших, исключительных случаях вступают в бой с себе подобными. Поэтому вопрос силы соответствующего типа кораблей, которыми обладает потенциальный противник, играющий первостепенную роль в проектировании и строительстве всех других типов кораблей, в случае с субмаринами особого значения не имеет. Тип субмарины вполне можно выбирать без учета размеров и других характеристик субмарин, находящихся на вооружении в других флотах. В XX веке этот процесс шел весьма активно и явился результатом обеспокоенных взглядов, бросаемых на те или иные корабли потенциальных противников. У него есть, значит, и у нас должны быть такие же или больше. В некоторых флотах естественное желание обладать самыми большими и мощными надводными кораблями всех типов оказалось искушением, которому невозможно противостоять, поэтому там и размеры субмарин тоже были увеличены. Однако решение об увеличении размеров, когда речь идет о субмарине, является неверным. Ее боевая мощь не возрастает, как в случае с надводными кораблями, пропорционально размеру. К примеру, увеличивается время, затрачиваемое на погружение с поверхности воды на безопасную глубину. Да и сам процесс погружения становится более сложной операцией: В общем, техника погружения и всплытия становится более сложной, а объем работы механиков значительно увеличивается. Большую субмарину труднее удержать на перископной глубине, чем субмарину меньших размеров, поскольку она с большей вероятностью может неожиданно опуститься глубже носом или кормой и показаться на поверхности. Это особенно свойственно субмаринам, которые приходится вести на перископной глубине в ненастную погоду, при волнении - иными словами, в открытом море. Кроме того, чем больше корабль, тем меньше его управляемость и маневренность. Широкое применение её началось весной года. Всего, до окончания военных действий на театре, было совершено выходов американских подлодок в группах. Так же как и немецкие подводники, американцы именовали свои группы Волчьими стаями. В состав группы входило от трех до шести подводных лодок. Лодки группы имели друг с другом связь по радио с применением высокочастотных радиотелефонов , зрительную и иногда голосовую.


    Комментарии

    Комментариев пока нет. Будьте первым комментатором!





    Регистрация





    Вход с паролем



    Забыли пароль?