пн.–пт. 10:00–19:00
  • Нижний Новгород +7 (495) 477-60-31
    доставка курьером, оплата при получении
  • Москва +7 (495) 619-71-77
    доставка 1–2 дня, самовывоз в день заказа

Летом река обмелеет и он доберётся до берега. Рыбак ставил мерёжи на лещей в залитых половодьем лугах. Он медленно пробирался на лодке сквозь торчащие из воды кусты.

Сквозь листву вершин светило солнце, и воздух там был пестрый: На земле толпился низкорослый травяной народец и, видно, чувствовал себя как дома под зеленым шатром хозяев. Мыши, ежи и зайцы выскакивали из-под ног у наших посланцев. Шум стоял в этой веселой стране, когда вверху пробегал ветер. Но и в безветренную пору тут никогда не было полной тишины: Границей страны была река, за рекой - пустыня: За пустыней опять темной стеной стояли ели великанского роста. Нашей редакции было известно, что как только сойдет снег в лесу, пустыня эта перестанет быть пустыней и превратится в поле битвы. Великая теснота царит в краях лесных племен. Как только поблизости освобождаются новые земли, каждый народ спешит поскорее захватить их. И вот чему свидетелями были наши посланцы, когда переехали реку и поселились в палатке на вырубке. Однажды теплым солнечным утром послышалась как бы отдаленная трескотня ружейной перестрелки.

  • Белые розы шнур видео
  • Астрахань база рыболовная ольга
  • Рыбалка на каракольских озерах
  • Для охоты и рыбалки каталог
  • Наши лескоры поспешили туда. Оказалось, ели уже начали наступление: Солнце нагрело крупные шишки елей - и пошла трескотня. Шишки одна за другой лопались. Каждый раз при этом раздавался выстрел, как из маленького, игрушечного пистолета. Плотные чешуйки шишек разом оттопыривались. Шишки открывались, и как из тайного военного убежища из них вылетали крошечные планерчики-семена. Их подхватывал ветер и, кружа, то опуская, то поднимая, уносил по воздуху.

    На каждой ели были сотни шишек. В каждой шишке пряталась сотня планерчиков-семечек. Множество их неслось по воздуху и опускалось на вырубку. Но еловые семечки тяжеловаты и только об одном крыле. Слабый ветер не мог нести их далеко, они падали на землю, не долетев и до половины большой вырубки.

    он медленно пробирался на лодке

    Только через несколько дней, когда подул сильный ветер, еловым планерчикам удалось занять всю свободную землю. Еще ударяли холодный утренники. Они грозили насмерть заморозить нежные семена. Но полил теплый весенний дождь, земля размякла и приняла в себя маленьких переселенцев. Пока племя елей занимало вырубку, осины за рекой цвели. В пушистых сережках у них только еще начинали зреть семена. В мрачном краю елового племени начался веселый праздник. На ветвях у них зажглись красные свечи - молодые шишки. Ели разубрались золотыми сережками, торчащими в темно-зеленой хвое лап. Нынешние их семена под землей на вырубке набухают теплой вешней водой. Им подходит уже срок молодыми деревцами вылезать на свет. Корреспонденты наши уверены, что новая земля окончательно завоевана елями, другие лесные племена опоздали. К следующему номеру "Лесной газеты" редакция рассчитывает получить новое подробное донесение от своих посланцев. Только снег сошел, колхозники выехали в поля на тракторах. Тракторы пашут, тракторы боронят, тракторы, если привязать к ним стальные когти, и пни корчуют, - расчищают под поля новые земли. Сразу за тракторами, деловито переваливаясь с ноги на ногу, шагают иссиня-черные грачи; подальше скачут серые вороны, белобокие сороки: Поле вспахано, взборонено, - трактор уже тащит по нему сеялку. Из сеялки ровными рядами сыплется в землю отборное зерно. А хлеба озимые - рожь и пшеница - поднялись уже от земли на добрую четверть: На утренней и верчерней заре в веселых зеленях не то невидимая телега скрипит, не то громадный сверчок чирикает:. Он весь серенький с белыми пестринками, а горло и щеки у него оранжевые, бровки красные, ножки желтые. Зазеленела и свежая травка в лугах. И вот уж колхозных ребят будит в избах на рассвете громкое ржанье, мычанье, блеянье: Странных всадников видят иногда на лошадях и коровах: Корова идет, а маленький крылатый всадник тюк ее носом в спину, тюк, тюк! Корова могла бы смахнуть его хвостом как муху, но не сгоняет, терпит. Скворцы и галки выклевывают из шкур коров и лошадей личинок оводов и яички, отложенные мухами в стертые и пораненные места. Давно уже проснулись, жужжат толстые мохнатые шмели, летают тонкие блестящие осы. Пора и пчелам на свет. Колхозники достали составленные на зиму в омшанники, в подвалы ульи и выставили их на пасеки. Из летков вылезли златокрылые пчелки, посидели на солнышке, обогрелись, расправились, - полетели за сладким цветочным соком, за первым взятком. В колхозах нашей области весной посажено несколько тысяч гектаров леса. В ряде мест заложены новые древесные питомники площадью от 10 до 50 гектаров каждый. Все дома в нем - стандартные. Говорят, их не построили, а принесли на носилках. Жители города, радуясь теплому дню, дружно высыпали на прогулку.

    Они кружатся в воздухе над крышами своих жилищ и запоминают свою улицу и дом. Если бы картошка умела петь, вы бы услышали сегодня самую веселую из всех песен. Сегодня великий картошкин праздник: Бережно уложили в ящики, поставили их на машины и повезли. Да потому, что каждая картошина уже с ростками. Внизу они широкие, и тут полно беленьких бугорков: На пришкольных участках еще с осени были зачем-то вырыты ямы. В них попадали лягушки и думали, что это устроены такие ловушки специально для них. Белка спала в своём тёплом гнезде на ветке большой ели. Вдруг тяжёлый ком снега обрушился с вершины дерева прямо на крышу гнезда. Белка выскочила, а её беспомощные новорождённые бельчата остались в гнезде. Белка сейчас же принялась раскапывать снег. К счастью, оказалось, что снег только придавил крышу гнезда, сделанную из толстых прутьев. Круглое внутреннее гнездо из тёплого мягкого моха осталось цело. Бельчата даже не проснулись в нём. Они совсем еще маленькие — с крысенят, голые, слепые и глупые. Жителям лесных подвалов плохо приходится: Что же будет с ними, когда весь снег превратится в воду? И у нас на севере есть свои вечнозелёные леса с вечнозелёными кустарниками. Вот сейчас, в первый месяц нового года, особенно приятно пойти в такой лес, чтобы не видеть ни бурых прелых листьев, ни надоевшей сухой травы. Пушистые серовато-зелёные молодые сосенки приманивают издалека. Как весело тут, среди них! На краю болота виднеется ещё один вечнозелёный кустарник — подбел. Его тёмные, подвёрнутые по краям листья снизу точно побелели, оттого и — подбел. Но кто остановится у этого кустарничка, не станет долго разглядывать листья, потому что заметит что-то интереснее: Красивые розовые колокольчики, похожие на цветы брусники. Приятная неожиданность — найти в лесу цветы в такую раннюю пору. Наберёшь букет — и никто не хочет верить, что это с воли, а не из теплицы. Потому что мало кто гуляет ранней весною в вечнозелёном лесу.

    он медленно пробирался на лодке

    Каждая кучка — семейка. Стебельки постарше — стройные, держат головку высоко, а к ним прижимаются маленькие, толстенькие, неуклюжие. Каждая семейка выросла из подземного корневища. В нём был с осени отложен запас пищи. Теперь он постепенно тратится, но его должно хватить на всё время цветения. Скоро каждая головка превратится в жёлтый лучистый цветок, точнее, не в цветок, а соцветие, целое собрание маленьких, тесно прижатых друг к другу цветочков. Отвоевав землю и воду, жизнь поднимается во весь рост. Сияющей зеленью новорождённых листьев одеваются высокие деревья. Днём реют в воздухе ласточки и стрижи, висят-парят над пашнями, над лесом орлы, коршуны. Как на ниточке подвешенные к облакам, трепещут над полями пустельги и жаворонки. Отворились двери без петелек, залетали жильцы златокрылые — труженицы-пчёлки. Всё поёт, и играет, и пляшет: Оттого, что тёпел и холоден. Днём солнышко, а ночью бывает — ай! Бывает май — под кустиком рай, а то май — коню сена дай, а сам на печь полезай. Каждому хочется удаль свою, силу и ловкость показать. Мало песен и плясок: Пух, шерсть и перья летят в воздух. Весной птицам спать долго некогда, птичий сон короток: На утренних и вечерних зорях не только птицы — все лесные жители поют и играют, кто на чём и как умеет. Тут услышишь и звонкие голоса, и скрипку, и барабан, и флейту, и лай, и кашель, и вой, и писк, и уханье, и жужжанье, и урчанье, и кваканье. Звонкими, чистыми голосами поют зяблики, соловьи, певчие дрозды. Скрипят жуки и кузнечики. Свистят флейтой иволги и маленькие дрозды-белобровики. Никто не смущается, если у него нет голоса. Каждый выбирает себе музыкальный инструмент по своему вкусу. Дятлы отыскивают звонкие сухие сучья. Это у них — барабан. А вместо палочек у них — отличный крепкий нос. Кузнечики — лапками по крыльям: Рыжая цапля-выпь ткнёт свой длинный клюв в воду да как дунет в него. Бултыхнёт вода — по всему озеру гул, словно бык проревел. А бекас, тот даже хвостом умудряется петь: В хвосте у него ветер гудит — ни дать ни взять барашек блеет над лесом!

    Вот какой оркестр в лесу. Под деревьями и кустами, невысоко над землёю, уже давно светятся жёлтые звёздочки гусиного лука. Они появились, когда деревья были голы и яркие лучи весеннего солнца свободно достигали земли. В этих лучах и расцвёл гусиный лук, а рядом расцветала хохлатка. Как было радостно увидеть её первые цветы! В ней всё красиво: Сейчас пора гусиного лука и его подруги-хохлатки уже отходит.

    Читать онлайн "Лесная газета" автора Бианки Виталий Валентинович - RuLit - Страница 6

    Тень деревьев стала слишком густой, она мешала бы им жить, если бы они уже не приготовились уйти домой. Их дом в подземном мире. На земле они только гости. Рассеяв семена, они бесследно исчезнут. Но где-то там, в глубине, будут покоиться всё лето, всю осень и зиму маленькая луковица и круглый клубенёк. Если хочешь пересадить их к себе, копай сейчас, пока ещё не отцвели запоздалые цветы. Копай осторожно и прилежно. Просто удивительно, какой длины бывают иногда бледные подземные стебельки этих маленьких растеньиц! Луковицы и клубни наших гостей в тех местах, где земля сильно промерзает, лежат очень глубоко. В тёплых, защищённых местах они ближе. Помни это, когда будешь сажать их у себя. Слышал разные звуки, а чьи они — не знаю. Понемногу затихли все птичьи голоса, и, наконец, настала полная тишина. И вот где-то в вышине началось: Сперва тихо, потом громче, громче — толсто так, басовито — и опять тише, ещё тише — и смолкла совсем. А из лесу вдруг: Заводит и заводит — а музыки нет. Потом опять долго-долго заводили патефон, ничего не сыграли, а в ладоши хлопали. Он слышал, как низкая струна гудела. Это какой-нибудь жук над ним пролетел — наверно, майский. Патефон заводил — тырр-рырр-рырр-рырр! Никакого патефона у козодоя, конечно, нет: И воображает, что поёт. И в ладоши хлопал тоже он, козодой. Не в ладоши, конечно, а крыльями по воздуху хлоп-хлоп-хлоп! Очень похоже на аплодисменты. Соберутся в кружок, и вот один или двое выходят на серёдку и начинают приплясывать. Сперва ничего — только подпрыгивают долгими ногами. И кружатся, и прыгают, и вприсядку — ну точь-в-точь трепака откалывают на ходулях! А те, что кругом стоят, равномерно, в такт, хлопают крыльями. Они поднимаются под самые облака и там показывают чудеса ловкости. То, разом сложив крылья, с головокружительной высоты камнем летят вниз — над самой землёй раскинут крылья, широкий круг дадут и снова взмоют ввысь. То застынут высоко-высоко над землёй — и висят с распростёртыми крыльями, как на ниточке подвешенные к облакам. К нам в Ленинградскую область прибыли последние птицы, зимовавшие на юге. Теперь, когда луга покрылись цветами, а кусты и деревья — свежей листвой, им легко прятаться от хищников. В Петродворце видели над ручьём зимородка в изумрудно-коричнево-голубом мундире. Он прилетел из Египта. В рощах свистят флейтой и драной кошкой кричат золотые иволги с чёрными крыльями. Они прибыли из южной Африки. В сырых кустарниках появились синегрудые варакушки и пёстрые чеканчики, на болотах — золотистые плиски жёлтые трясогузки.

    Прилетели розовогрудые жуланы сорокопуты , разноцветные, с пышными воротниками из перьев кулики-турухтаны, зелёно-голубые сизоворонки. Поэтому на крылья он поднимается только там, где ему необходимо, да и то ночью. Под горячими лучами солнца сок быстрее и быстрее течёт по всему их белому телу. Через поры коры он выступает наружу. Вдруг гриб прыгнул - и прямо к рыбаку в лодку. В лодке он сейчас же обернулся мокрой взъерошенной белкой. Рыбак довёз её до берега. Белка сразу выскочила из лодки и ускакала в лес. Последние прижизненные издания, восьмое и девятое, прошли спокойно. Я сразу же написал: Целый ряд новых заметок Н. Под конец хочется процитировать строки из письма Виталия Валентиновича: Просто — самоучитель любви к родной земле, родному лесу. Ведь так обидно мало обращают внимание на мир люди, особенно — жители больших городов! И так его не знают! Это девиз творчества Бианки. Нашим читателям может показаться, что лесные и городские новости, напечатанные в Лесной газете, — старые новости. Правда, каждый год бывает весна, но каждый год она новая, и, сколько лет ни живи, не увидишь двух одинаковых весен. Год — что колесо с двенадцатью спицами — месяцами: А колесо уже не там — далеко укатилось. Опять придёт весна — и лес проснётся, вылезет из берлоги медведь, вода затопит подвальных жильцов, прилетят птицы. Снова начнутся игры и пляски у птиц, родятся детёныши у зверей. И в Лесной газете читатель найдёт все свежие лесные новости. Мы помещаем здесь лесной календарь на каждый год. Он мало похож на обыкновенные календари, но в этом нет ничего удивительного. Ведь у зверей и птиц всё не по-нашему, не по-людски; у них и календарь свой особенный: За год солнце делает широкий круг по небу. Каждый месяц оно проходит одно из созвездий, один из знаков Зодиака, как называются эти двенадцать созвездий. Новый год в лесном календаре не зимой, а весной, — когда солнце вступает в созвездие Овна. Весёлые праздники бывают в лесу, когда там встречают солнце; грустные дни — когда его провожают. Месяцев в лесном календаре мы насчитали столько же, сколько и в нашем, — двенадцать. Только назвали мы их по-другому — по-лесному. В этот день в лесу празднуют Новый год — к весне поворот. Март, говорит наш народ, парник, капельник.

    он медленно пробирался на лодке

    Солнце начинает одолевать зиму. Рыхлеет, ноздрится, становится серым снег — уж не тот, что был зимой, — сдаёт! Знать по цвету, что дело идёт к лету. С крыш свисают ледяные сосульки, блестя, струится по ним вода — и капает, капает… Натекают лужи — и уличные воробьишки весело полощутся в них, смывая с перьев зимнюю копоть. В садах звенят радостные бубенчики синиц.

    он медленно пробирался на лодке

    Весна прилетела к нам на солнечных крыльях. У неё строгий порядок работ. Первым делом она освобождает землю: Этого не знал охотник.

    Пробирался на лодке

    Иначе он не нарушил бы закона, запрещающего охотиться с ружьём на рыб, выходящих весной на берега метать икру. Даже на щук и других хищников. Карась и линь ещё с осени зарылись в ил на дне. Пескари и уклейки зимовали в углублениях с песчаным дном. Сазан он же карп и лещ залегли на зиму в глубокие ямы речных и озёрных заливов, поросших камышом. Осетры с осени сбились в тесные кучи на дне ятовей — углублений в непромерзающих больших реках. Гораздо страшней был ветер. Он качал дерево так сильно, что заяц еле держался на суку. Он был точно матрос на мачте корабля: Бедняга весь затрясся от страха, когда мимо него, тихо покачиваясь на волнах, медленно проплыл другой заяц. Он запутался лапами в хворосте и теперь плыл вместе с хворостом брюхом вверх, с вытянутыми ногами. Я хлопнула по ней колоском. Она и не шевельнулась. Это была не муха. У неё было бархатистое тело с голубым пятном, короткие мохнатые крылья, голова, пара усиков. И всё-таки это была не муха. Это была часть цветка — тогда еще мне не известного — орхидеи Офрис-мухоноски. Вдруг из куста кто-то спрашивает меня свистом — да громко так, настойчиво: Поглядел я на неё и думаю: И про какого это она Тришку спрашивает? Она шмыг в куст и пропала. Гражданин видел птичку, которую зовут чечевицей. Она прилетела из Индии. В свисте её, и правда, слышится вопрос. Только переводит его на свой, человеческий язык каждый по-своему: Свист раздавался сперва из одной канавы, потом из другой. Это шёл через город погоныш — болотная курочка. Он сродни дергачу и тоже, как дергач, пришёл к нам через всю Европу пешком. После хорошего, тёплого дождя можешь отправляться за город по грибы: Это первые летние грибы — колосовики. Так они называются потому, что во время их появления уже начинает колоситься озимая рожь. Скоро они пропадут — до конца лета. Сказки и рассказы сборник страница 2 из 15 скачать книгу бесплатно Зацвели одуванчики, и берёзы закутались в зелёный туман: Каждый спасался от наводнения как умел. Добравшись до берега, он снова благополучно нырнул в землю. Это был ещё молодой, не очень умный заяц. Он и внимания не обращал, что река кругом его островка с треском сбрасывала лёд. Вскочил — а вокруг него уже вода. Замочив только лапки, заяц удрал на середину островка: Так прошёл весь день и вся ночь. По широкой реке под ним плыли деревья, брёвна, сучья, солома и трупы животных. Так родилась эта книга. Ещё не очень толстая. Но при каждом переиздании автор просматривал её заново, кое-что убирал, многое добавлял, даже целые разделы.


    Комментарии

    Комментариев пока нет. Будьте первым комментатором!





    Регистрация





    Вход с паролем



    Забыли пароль?